Очень интересно сравнить сказки о Царевне-лягушке и о Сером волке

Получается, что первая более древняя, описывает реальность инициации охотника, а вторая — инициацию сына вождя, военного лидера. Если в первом условием успешного прохождения обряда являлась кроме всего прочего — последовательная охота на духов четырех царств (поля, леса, воды, неба) и их магическое порабощение, то вторая существенно более поздняя.

Герой сказки теперь сначала приносит в жертву коня с помощью шамана, который вынужден служить герою в образе принявшего жертву тотемного животного, а затем совершает три похищения — птицы, коня и женщины, которые ценны не сами по себе, но особым статусом сопровождающих их предметов (клетка, уздечка, фата). И путешествует теперь он не по миру мертвых, чтобы вернуть предписанную жребием супругу (которая сама по себе женщина-шаман), но по соседним локациям, где у таких же военных вождей, как его собственный отец, хранятся эти священные реликвии и которые, собственно, являются символами их собственной власти.

И, конечно, крайне любопытно слияние Елены Прекрасной из переводной средневековой литературы с образом похищаемой с помощью Серого волка женщины, которая по ходу сказки является женой сразу 4 различных мужчин, а братья нашего героя так вообще владеют ею сообща.

То есть мы видим, как современность средневековья активно боролась с архаикой более древней, когда более культурные формы замещали формы отжившие, входившие в прямое противоречие с этикой позднего средневековья.

Словом, об этом хочется и читать, и говорить. и записывать собственные соображения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *