Чтобы в тысячный раз не писать о себе. старое, но все еще актуальное

Тело мое – как каменная порода, сердце мое – как песня дрожащих гор.
если религия – опиум для народа, музыка остается для никого.
если стоишь в строю, то дерись до смерти, если из строя выпал — ползи в окоп.
перед глазами пляшут седые черти, машут когтистой сморщенной мне рукой. я каждый день — мучительно наизнанку. я каждый день съезжаю опять с ума. тонет молитва в грохоте вечном танков: чтоб не кричала с горя надсадно мать, чтобы у деда вновь не хватало сердце, целым отец вернулся к себе домой…

Я грею всех, но мне же — едва согреться. я не уверен вовсе, что я живой.

Вместо холодного воздуха — две затяжки. вместо руки протянутой — злой металл.
я выжидаю: кто же мне тихо скажет: «парень, ты так измучен, ты так устал. ну отдохни хоть часик», — и дверь закроет.

И растворюсь я в матовой тишине.

Я так мечтаю утром очнуться в доме, а просыпаюсь заново на войне.

Я так мечтаю выйти в двенадцать ночи, впрыгнуть в пустой вагон и помчаться вниз…
Я совершенно, наглухо обесточен. я — совершенный сломанный механизм.

Вместо лица — рисованная улыбка. грудь раздирает выжженная дыра. мир очень четкий, я же — до боли зыбкий призрак, кому так боязно умирать.

Я задыхаюсь в серых стальных махинах, в муках ломаю крылья, но рвусь летать. дайте мне веру, слово — я не отрину.
дайте хотя бы что-то. я так устал.

Строить воздушные замки, слушать ветер, что пронизал тот город, где я живу.
в снах я искрюсь для мира лучами света, глубже все вязну в тьме своей наяву.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *